Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

more

Солнцеловы. Глава 1 — Из записок консультанта по борьбе с термитами

7176107047_bf7aa7751f_b
Аппарат «Летатлин» на персональной выставке В. Е. Татлина в мае 1932 года в Итальянском дворике Пушкинского музея via paulkuz

Всегда мечтал написать о двадцатых. Но как взрослый — обязательно роман. Пока я собирал материал для романа, оказалось, что документальная часть побеждает вымысел. Ничего более странного и драматичного, чем давала история, выдумать было нельзя. Тогда я отложил роман и вынул из него все документальные вставки. Так получились крохотные очерки о времени. В сущности, это заметки о любимых писателях и художниках, и об их произведениях. Все они объединены только эпохой. Делить историю на десятилетия и пытаться обосновать подобное деление — занятие дилетанта. Однако именно так я ощущаю свое время (ну хорошо — пятилетками) и ничего не могу поделать с этим. Чтобы хоть чуть расслышать не свое время, я и перенес это ощущение на сто лет назад.

Солнцеловы. Очерки о двадцатых.
Глава 1 — Из записок консультанта по борьбе с термитами
Глава 2 — Конструктивист Андрей Платонов
Глава 3 — Петухивная комната
Глава 4 — Заблудившийся трамвай: Гумилев
Глава 5 — Эффект Зощенко
Глава 6 — Осенний сон Бориса Эндера
Глава 7 — Снова трамваи: Мандельштам
Глава 8 — Два слова о дяде Юрия Живаго

Collapse )
more

Львов зимой




Львов — провинция, которая похожа на европейский город, красиво стареющий, лукавый. Гордое и веселое поместье с крепостным валом, брусчаткой и удивительными деревьями с пушистыми бакенбардами. Пейзажи здесь брейгелевские: высокое небо, тихие улицы, холмы, катание на коньках на главной площади. В парках — привидения. Кофе, сладкие ликерчики, шоколад и приторные грузинские вина прилагаются. Мы отмели сомнительный план отправиться дальше на Запад в горы кататься на лыжах, и остались в городе, в квартире недалеко от оперы. Не пожалели.

Collapse )
more

Скульптуры Родена в Царицыно

Граждане Кале полны недоумения, почему они окружены секционным ограждением высотой 1 м (основа — труба, диаметр 25 мм), окрашенным порошковой краской ядреного зеленого цвета.





Мыслитель смирился со своей клеткой и воспринимает ее философски.





И только влюбленные в нежном поцелуе не обращают внимания на зевак и связку мобильных ограждений ядреного зеленого цвета вокруг себя, стянутых пластиковыми хомутами из хозяйства слесаря, которому долго-долго кто-то объяснял, что так будет — надежнее.

more

Евгений Александрович Ганнушкин

Читая у mailonsunday замечательное жизнеописание великого шрифтового дизайнера Германа Цапфа, я остановился на истории о том, как Цапф спас себе жизнь тем, что перед командиром написал имя генерала мельчайшими буквами без лупы. За эту искусность молодого Цапфа оставили в штабе картографом, а после отправили в Бордо рисовать секретные карты Испании.


Меня послали в Ютебург учиться на картографа. Оттуда я попал в Дижон, а после — в Бордо, в Первую армию. В Бордо я рисовал секретные карты Испании, точнее систему железнодорожных путей сообщения. Замысел состоял в завоевании Гибралтара с помощью тяжелой артиллерии, подвозимой по рельсам. Но Франко, хитрый лис, не доверял своему «другу Адольфо» и приказал после ремонта переделать железные дороги Испании в узкоколейки. По ним артиллерию, разумеется, не провезти.

Мне нравилась картография, но наше подразделение было укомплектовано молодыми солдатами, которых могли вызвать на фронт в любой момент. Однажды пришла и моя очередь. Офицер подразделения, правда, очень хотел, чтобы я остался, и всячески восхвалял мое умение рисовать карты Испании.

Пока он говорил, я взял тонкую кисть и без очков и лупы написал ею имя генерала. Он присмотрелся, и его монокль выпал, после чего я так и остался самым молодым картографом в немецкой армии. Видите, какими судьбоносными могут быть даже буквы размером в миллиметр.

Цапф, аваф



Думаю, в Бордо Цапфу было довольно вольготно - ведь он пишет, что "У меня было достаточно свободного времени <...>, поэтому я зарисовывал кое-что в свою записную книжку." И слава богу, потому что в будущем из этих эскизов выросло много чего великого. Посмотрите у себя в компьютере - наверняка, найдете один из его шрифтов.

В связи с этим я вспомнил историю от В. Г. о Евгении Александровиче Ганнушкине, у которого он учился шрифту некоторое время. Ганнушкин и Цапф почти ровесники - гениальный немец родился в 1918 году, не менее гениальный Ганнушкин - 1925 года рождения. Оба они попали на войну.

Collapse )